Политическая полиция России в конце XIX – начале XX вв.
Страница 4

История » Политическая полиция России в конце XIX – начале XX вв.

Итак, резюмируя изложенное, отметим, что охранные отделения были созданы исключительно как органы оперативно-розыскной дея­тельности и никаких дознаний, а тем более следствия не вели. Они были совершенно независимы от жандармских управлений и подчи­нялись только Департаменту полиции. Если охранное отделение воз­главлял жандармский офицер, он также подчинялся Департаменту полиции, числясь прикомандированным к губернскому жандармскому управлению. Это означало, что должностной оклад он получал от Де­партамента полиции, а полагавшиеся по чину, или, как сказали бы мы сегодня, деньги за звание - от Штаба корпуса. Информация, которую добывали охранные отделения, служила, по общему правилу, от­правным моментом для дознаний, которые возбуждала и вела жан­дармерия, а также была основанием для других официальных действий полиции.

Каждое охранное отделение состояло из общей канцелярии, отдела внутреннего наблюдения и отдела наружного наблюдения. Штаты охранок были различными и зависели от местной оперативной обстановки. В сентябре 1903 г., например, в Томском охранном отделении числилось 9 человек, а в Санкт-Петербургском - 15.

14 декабря 1906 г. было принято Положение о районных охранных отделениях. Эти новые структуры должны были объединить розыскные органы целых районов, с тем, чтобы обработать получен­ную ими информацию и составить наиболее объективную картину о противоправительственных организациях, действующих на территории района. Кроме этого районным охранным отделениям предписывалось "учреждение центральной внутренней агентуры, могущей освещать деятельность революционных сообществ вверенной его надзору области"[11].

9 февраля 1907 г. было принято новое Положение об охранных отделениях. Этот документ, повторяя, в общем, Положение 1902 г., еще раз подчеркнул, что оперативно-розыскные мероприятия по госу­дарственным преступлениям должны проводиться исключительно охранными отделениями, которые обязаны питать агентурной инфор­мацией производящиеся жандармами дознания. Положение указывало на необходимость постановки и ведения оперативного учета с тем, "чтобы начальник отделения в каждый данный момент мог дать все сведения о преступной деятельности известного отдельного лица"[12].

Опыт оперативно-розыскной работы был обобщен в разрабо­танной Особым отделом Департамента полиции в 1914 г. "Инструкции по организации и ведению внутреннего наблюдения в жандармских и розыскных учреждениях". Этот документ подразумевал под "агентом внутреннего наблюдения" лицо, либо "непосредственно состоящее в революционной организации, либо косвенно осведомленное о жизни и деятельности как самой организации, так и отдельных ее членов". Внутренняя агентура подразделялась на "секретных сотрудников", т.е. лиц, являвшихся членами организаций и "вспомогательных сотруд­ников" или "осведомителей", т.е. тех, кто хотя и не состоял в орга­низации, но каким-либо образом соприкасался с ней. Осведомители делились на постоянных, доставляющих систематические и связные сведения, и случайных, доставляющих информацию эпизодически, и не имеющую связи. Осведомители, сообщающие сведения за плату, за каждое указание, назывались "штучниками" Инструкция 1914 г. указывала, что в правильно поставленном деле "штучники" не жела­тельны, так как, стремясь получить возможно больше денег, они начинают давать маловажную, а порой и лживую информацию и становятся дорогим и ненужным бременем для розыскного органа. Инструкция классифицировала агентуру и по профессиональному признаку. Различались агентуры: тюремная - из лиц, содержавшихся под стражей, которые при полезности работы представлялись к сокращению сроков; сельская, вербовавшаяся чаще всего из владель­цев трактиров, прислуги постоялых дворов и не имевших наделов крестьян; университетская, фабричная, железнодорожная и т.д. и т.п.

Сведения внутреннего наблюдения развивало и проверяло наблю­дение наружное, осуществлявшееся при помощи филеров. Само до себе наружное наблюдение не могло объективно осветить револю­ционную организацию и в опубликованной в 1908 г. организационным бюро при ЦК партии социалистов-революционеров инструкции указы­валось, что "наибольшую выгоду из наружного наблюдения можно получить только при строгом сообразовании его с указаниями внутрен­ней агентуры"[13]. В филерскую службу принимались строевые запасные нижние чины, преимущественно унтер-офицеры, не старше 30 лет Упоминавшаяся инструкция предъявляла к филерам столь высокие требования, что на практике выполнение их было весьма сомни­тельным. Так, пункт второй предписывал, что филер "должен быть политически и нравственно благонадежным, твердым в своих убеждениях, честным, смелым, ловким, трезвым, развитым, сообрази­тельным, правдивым, откровенным, но не болтливым” дисциплини­рованным, выдержанным, уживчивым, крепкого здоровья, с хорошим зрением, слухом и памятью, с такой внешностью, которая позволяла бы ему не выделяться из толпы "[14]. Интересно, что чрезмерная нежность к семье считалась качеством несовместимым с филерской службой. Лица польской и еврейской национальностей в филеры не принимались. Принятому в службу наружного наблюдения новичку поручали сначала наблюдение за своим же служащим, и если с этой задачей он справлялся успешно, ему доверялось настоящее наблю­дение, причем на первый случай он назначался в помощь старо­му, опытному филеру. Если филер впервые брал под наблюдение лицо, он давал ему кличку и наблюдаемый, таким образом, имел два псевдонима - один внутреннего, а другой наружного наблюдения. Начальство внушало филерам, что наблюдение должно быть строго конспиративным и что лучше вовсе бросить его, чем дать себя заметить. Если наблюдаемый ускользал от филера, последний должен был, не боясь выговоров и взысканий, доложить об этом начальству. В тех случаях, когда филер скрывал, что ему не под силу вести наблю­дение, и руководство узнавало об этом, его ждало строжайшее нака­зание. В розыскных учреждениях любили правду и к недобро совестным сотрудникам относились более чем сурово. Заведовавший при Зубатове наружным наблюдением Московского охранного отде­ления Е.П. Медников просто избивал филеров, дававших ложные сведения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Россия в Первой мировой войне 1914-1918 гг.
В 1907 г. Россия вступила в союз Англии и Франции (Антанта) против Германии и Австро-Венгрии, к которым позднее присоединились Турция и Болгария (Четверной союз). Англия враждовала с Германией из-за колоний, Франция хотела вернуть потерянные в 1871 г. Эльзас и Лотарингию, Россия имела противоречия с Австро-Венгрией на Балканах и желала ...

Внешняя политика в начале ХХ в.  Русско-японская война.
Пришедший к власти в 1901 г. кабинет Кацура развернул активную подготовку к войне с Россией. Шовинистическая пропаганда захлестнула страницы буржуазной печати. В этих условиях заранее был ясен провал переговоров. 8 февраля 1904 г. японская эскадра адмирала Того напала на русский флот в Порт-Артуре. Лишь 10 февраля 1904 г. Япония формаль ...

Третий период революции (13–27 апреля 1909 г.)
Период открытого выступления реакции, временная ее победа, разгром контрреволюционного мятежа 13 апреля 1909 г. и приход к власти младотурок. Деятели "Мусульманской лиги" и партии "Ахрар", играя на религиозных чувствах отсталого, неграмотного населения и используя его тяжелое экономическое положение, которое не изме ...