Политическая полиция России в конце XIX – начале XX вв.
Страница 3

История » Политическая полиция России в конце XIX – начале XX вв.

В 1898 г. в составе Департамента полиции был создан Особый от­дел, который руководил работой с заграничной и внутренней агентурой, обобщал результаты перлюстрации писем и наблюдал за политическим настроением рабочих. В компетенцию этого отдела входила также выемка и систематизация всех противоправитель­ственных книг, брошюр, воззваний и прокламаций, напечатанных в России и за рубежом. Сюда стекалась вся информация, полученная оперативным путем, отсюда исходили указания, касавшиеся деятель­ности вновь создаваемых розыскных органов.

Следующим шагом по пути развития оперативно-розыскных орга­нов был изданный 13 августа 1902 г. циркуляр Департамента полиции № 5200. В нем содержалось утвержденное Министром внутренних дел 12 августа 1902 г. "Положение о начальниках розыскных отделений", которые в народе и называли "охранками"[9]. Этот документ строго разграничил компетенцию жандармерии и охранных отделений, указав, что жандармы должны заниматься производством дознаний по политическим преступлениям, а охранные отделения должны осуще­ствлять оперативно-розыскные мероприятия по этим же преступле­ниям. Для того, чтобы материально подтвердить это разделение функций, циркуляр объявлял, что отныне деньги на розыскные нужды, выдававшиеся Департаментом полиции начальникам губернских жан­дармских управлений, будут выдаваться начальникам охранных отделений. Положение установило, что начальниками отделений назначаются офицеры Корпуса жандармов по выбору директора Департамента полиции. Должность эта могла замещаться и чинов­ником Департамента полиции, как это было, например, с начальником московского охранного отделения С.В. Зубатовым. Если начальник отделения был офицером, он, согласно § 4 "Положения", подчинялся в строевом отношении начальнику губернского жандармского управле­ния. Указания же относительно розыска начальник отделения получал от Департамента полиции. Начальники охранных отделений обладали некоторыми, причем весьма существенными, правами в отношении жандармерии. Например, без согласия начальника охранного отделе­ния жандармы не имели права производить обыски и аресты и, напротив, были обязаны производить их по указанию того же начальника. Губернские жандармские управления должны были допускать начальников охранных отделений ко всем своим бумагам, а также сообщать им о лицах, предлагавших агентурные услуги. Охран­ные отделения создавались как органы исключительно оперативно-розыскные для деятельности, называвшейся тогда розыском. Несмот­ря на то, что непосредственные результаты их работы не имели доказательственного значения для суда” получаемая ими информация должна была ощутимо двинуть вперед дознание и следствие, что, кстати, и случилось, так как практически все политические дела начинались и велись с помощью "охранок". Жандармерия в надле­жащих масштабах оперативно-розыскной деятельностью не зани­малась и с момента создания корпуса его руководство никаких доку­ментов по этому вопросу не издавало. Во-первых, считалось, что в работе с агентами все зависит от личных качеств жандарма, а, во-вторых, офицеры корпуса в большинстве своем брезговали общаться с лицами, предающими своих товарищей.

Принимая во внимание эти обстоятельства, руководство Депар­тамента полиции предпочло создать новые органы, специально предна­значенные для агентурной работы и подчиненные Департаменту, чем использовать для этой цели в значительной степени независимую жан­дармерию. Не устраивали Департамент и лица, служившие в корпусе, так как старые жандармы были слишком прямолинейны и туго вос­принимали новшества розыскной работы.

Создание охранных отделений сильно поколебало принцип жан­дармской исключительности. Не подчинявшиеся раньше никому кроме штаба и командира Корпуса, начальники губернских жандармских управлений обязаны были выполнять требования начальников охран­ных отделений и даже допускать их к своей переписке. О том, как от­носились жандармы к охранникам, свидетельствовал начальник Киев­ского губернского жандармского управления генерал В.Д. Новицкий: "Злоба не только начальников жандармских управлений, но и вообще офицеров Корпуса дошла до ужасающих пределов ненависти к своему шефу и Департаменту полиции, образовавшему филиальные жандарм­ские управления в губерниях в лице ненавистных охранных отделе­ний . многие из жандармского корпуса, не разделяя систему Зубатова по ведению розыскного дела, оставили службу потому, что состояние на службе при таких условиях было равносильно нарушению присяги и долга службы"[10].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Стратегия «войны самозащиты» КПК
Приняв к осени 1945 г. тактику переговоров и лозунг мирного демократического объединения страны, КПК постепенно нащупывала новую политическую линию в этих своеобразных условиях. Учитывая фактически развивавшиеся военные действия между гоминьдановской армией и вооруженными силами КПК (Народно-освободительной армией — НОА), КПК выдвигает ...

Военные, трудовые и другие повинности башкир, мишарей и тептярей. Пограничная служба башкир и мишарей
Основной обязанностью, возложенной на башкирское и мишарское население реформой 1798 г., была военная повинность; Вместе с оренбургскими и уральскими казаками они несли сторожевую службу на Оренбургской пограничной линии, тянувшейся от р. Тобол до Каспийского моря. Линия была разделена на 5 дистанций. Первая включала крепости и редуты о ...

Пуританство
Вместе с зарождением нового, капиталистического способа производства, появилась и буржуазная идеология, которая сразу же вступила в непримиримую борьбу со средневековой идеологией. Вместе с тем, являясь одной из первых буржуазных революций, Английская революция эту новую идеологию наполнила религиозным смыслом, что явилось следствием м ...