Политическая полиция России в конце XIX – начале XX вв.
Страница 2

История » Политическая полиция России в конце XIX – начале XX вв.

Состав нижних чинов дополнительного штата губернских, област­ных и уездных жандармских управлений и крепостных жандармских команд комплектовался исключительно унтер-офицерами всех родов войск, принимавшимися на сверхурочную службу в Корпус из запаса армии или отставки. Зачисление на сверхсрочную службу произво­дилось распоряжениями начальников управлений и командиров жан­дармских дивизионов. О каждом принимавшемся в Корпус унтер-офицере собирались подробные сведения относительно благонадеж­ности, прежнем прохождении службы и личных качествах. В соот­ветствии с § 53 Положения о Корпусе жандармов 1867 г. поступивший на службу унтер-офицер должен был дать подписку о том, что он обязуется прослужить в жандармерии не менее пяти лет[5].

Объем дисциплинарной власти начальников жандармских частей определялся армейским дисциплинарным уставом. Согласно § 10 По­ложения о Корпусе жандармов 1867 г. шеф жандармов, а с 1882 г. ко­мандир корпуса обладал правами командующего войсками военного округа. Это означало, что в отношении личного состава он имел право: объявлять замечания и выговоры устно или в приказе, подвергать штаб и обер-офицеров аресту домашнему или на гауптвахте до 30 су­ток, удалять от должности любого чина Корпуса и разрешать уволь­нение в запас или в отставку. Начальники округов пользовались правами командиров дивизий, что означало право объявления замечаний и выговоров устно или в приказе подведомственным чинам вплоть до генералов и гражданских чиновников соответствующих классов, право ареста штаб-офицеров на 14 и обер-офицеров на 30 суток, право снимать с должностей начальников подведомственных частей и право отказывать в назначениях и представлениях к званиям. Начальники губернских управлений и командиры дивизионов имели права коман­диров полков и могли объявлять замечания и выговоры устно и в приказе, подвергать аресту штаб-офицеров до трех и обер-офицеров до семи суток и входить с представлением по команде о служебном несоответствии подведомственных им чинов[6].

Судебная реформа 1864 г. оказала существенное влияние и на функции жандармерии. Новые Судебные уставы о жандармах вообще не упоминали, и корпус оказался в нелепом положении, так как не было понятно каким нормативным актом регулируется его деятель­ность. Эта ситуация была исправлена 19 мая 1871 г. принятием "Правил о порядке действий чинов Корпуса жандармов по исследованию преступлений"[7]. Этот акт вводил жандармерию в число участников у головного процесса, предоставив ей право производства дознаний по государственным и уголовным преступлениям, причем жандармам вменялось в обязанность содействовать прокуратуре и полиции в обнаружении уголовных преступлений. Жандармы были обязаны сооб­щать в прокуратуру и полицию о всех замеченных преступлениях и проступках, подсудных общим судебным установлениям. В тех случаях, когда до прибытия полиции следы преступления могли уничтожиться, а подозреваемый скрыться, жандармы были обязаны принять меры к сохранению следов и задержанию подозреваемого. Прокурор имел право, с согласия начальника губернского жандармского управления, назначать жандарма для проведения дознания по уголовному преступ­лению, причем последний в таком случае действовал в полном объеме предоставленных законом прав, не стесняясь присутствием чинов общей полиции.

Специальный раздел Правил 19 мая 1871 г. определял порядок производства дознаний по государственным преступлениям, в ходе ко­торых жандармы имели право совершать ряд следственных действий -осмотры, освидетельствования, обыски и выемки.

Причин неэффективности полиции в годы правительственного кризиса 70-х - начала 80-х годов XIX в. было множество. Главной же из них, на наш взгляд, были недостатки в оперативно-розыскной дея­тельности, а точнее — ее негибкость и даже косность. Дело в том, что во второй половине XIX в. полиция продолжала искать врагов госу­дарства вблизи трона, прямо прозевав этап революционного движения, на котором в борьбу с самодержавием включились разночинцы. Образно говоря, агентурные сети были расставлены слишком высоко, и дичь проскальзывала под ними.

III Отделение не могло эффективно бороться с революционерами именно потому, что его агентура освещала сравнительно узкий слой российского общества. Для того, чтобы расширить сферу агентурного проникновения, необходимо было создать принципиально новую служ­бу, специально приспособленную для этой цели. Почин здесь был по­ложен в 1866 г., когда после покушения Каракозова на Александра II при Санкт-Петербургском градоначальнике было создано "Отделение по охранению порядка и общественного спокойствия". В 1883 г. было утверждено положение "Об устройстве секретной полиции в Импе­рии", которое предусматривало создание таких же отделений в наиболее крупных городах. Руководство этими органами возлагалось на Инспектора секретной полиции, которым был назначен под­полковник Г.П. Судейки. О том, какие принципы клал Судейкин в основу работы своего ведомства, можно судить по написанному им циркуляру, в котором он изложил свои взгляды на способы, цели и задачи агентурной работы. Судейкин предполагал: "1) Возбуждать с помощью особых активных агентов ссоры и распри между различными революционными группами; 2) распространять ложные слухи, удру­чающие и терроризирующие революционную среду; 3) передавать через тех же агентов, а иногда с помощью приглашений в полицию и кратковременных арестов, обвинения наиболее опасных революцио­неров в шпионстве; вместе с тем дискредитировать революционные прокламации и разные органы печати, придавая им значение агентур­ной, провокационной работы"[8]. Апофеозом деятельности Судейкина была вербовка члена Военного Центра "Народной Воли" штабс-капитана С.П. Дегаева, при помощи которого Судейкин намеревался соз­дать контролируемое революционное подполье с Дегаевым во главе. Этим планам не суждено было сбыться, так как 16 декабря 1883 г. Судейкин был убит собственным агентом Дегаевым, однако разрабо­танные им методы работы были восприняты и развиты Департа­ментом полиции.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Жизнь царицы Марии Григорьевны
Мария Григорьевна была женой первого выборного царя в истории России — Бориса Федоровича Годунова. Поэтому и ее саму можно назвать первой выборной царицей. Ее жизнь и деятельность никогда не привлекали внимание историков, поскольку источники сохранили мало сведений о ней. Однако она была не только надежной и верной спутницей царя Борис ...

Лесной район Припяти
К северу от Припяти жили дреговичи, к югу - древляне. В десятом веке древляне обитали в лесной и болотистой местности между течениями рек Ирши и Тетерева на юге и Припяти на севере. Однако, есть основания считать, что в более отдаленные времена, предшествовавшие отступлению полян от нижнего Днепра в район Киева вследствие натиска мадьяр ...

Роль авиации на первом этапе Корейской войны.  Успехи лета 1950 г.
Как выше было показано, первый период боевых действий был очень удачен для армии Северной Кореи. Ее сухопутные силы при поддержке авиации, оснащенной советскими поршневыми штурмовиками Ил-10 и истребителями Як-9, нанесли классический молниеносный удар по армии Южной Кореи. Фронт У демаркационной линии, проходивший вдоль 38-й параллели, ...