Судьбы жертв казахстанской интеллигенции политических репрессий
Страница 3

История » Особенности утверждения сталинизма и тоталитарной системы в Казахстане » Судьбы жертв казахстанской интеллигенции политических репрессий

Большинство документов, которые публикуются впервые на сайте радио Азаттык, принадлежит архиву Федеральной службы безопасности Российской Федерации, правопреемнику НКВД - КГБ СССР.

Автор выражает благодарность руководству Комитета национальной безопасности Казахстана за содействие в получении этих документов, свидетельствующих о самых кровавых страницах отечественной истории. Автор также благодарит Василия Полуляха, сотрудника КНБ Казахстана, который непосредственно вручил копии документов.

Однако, предоставив из своего архива эти документы (замечу, что ряд документов, присланных ФСБ, были предоставлены лишь для обзора и чтения), которые были недоступны никому более полувека, спецслужбы России скрыли свою самую главную – последнюю тайну. Но на этой тайне бывшего НКВД - КГБ мы остановимся чуть позже.

АРЕСТ И ОБЫСК

Начну с небольшой предыстории. С октября 1922 года по 27 сентября 1937 года бывший глава правительства национально-территориальной автономии Алаш-Орда Алихан Букейхан (именно так он указывал свое имя в своем последнем научном труде в 1927 году) жил и работал в Москве.

В Москву он доставлен под конвоем по прямому указанию председателя Совета народных комиссаров Владимира Ленина, где, как ни странно, его ожидала не тюремная камера, а семикомнатная квартира по адресу Большой Кисловский переулок, дом 4, квартира № 15.

История свидетельствует, что этот дом в свое время граф Шереметьев подарил своему управляющему. После октябрьского путча, вплоть до 1930-х годов, в нем жили вожди советской власти, которые позже перебрались в Кремль. К моменту ареста Алихана Букейхана его семикомнатная квартира была превращена уже в семь коммунальных. Кстати, они существуют по сей день.

Алихан Букейхан был арестован в последний раз и заключен в Бутырку 26 июля 1937 года, о чем свидетельствует первый документ из архива ФСБ - ордер под № 3640. Его квартира, точнее то, что от нее осталось (угловая комната), была подвергнута обыску.

Вся его обширная переписка с бывшими соратниками как по национальному движению Алаш, так и по движению по внедрению земства в Сибири и Казахстане, а также коллегами, русско-советскими учеными С. П. Швецовым, С. Ф. Ольденбургом, С. И. Руденко и другими, в том числе близким соратником "вождя мирового пролетариата" В. Д. Бонч-Бруевичем, была изъята в качестве свидетельств его "преступных деяний".

Также конфискованы, во-первых, вся его богатейшая библиотека, во-вторых – рукописи его новых научных исследований по казахской истории, литературе, языку, литературные и другие переводы, которые Алихан Букейхан, надо полагать, надеялся когда-нибудь опубликовать.

Следов конфискованного имущества, самое главное - библиотеки и рукописей Алихана Букейхана, найти невозможно. Как это было обычным явлением в те годы, изъятые ценные вещи и имущество арестованных разбирались сотрудниками НКВД в личную пользу.

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО

Следующим документом является анкета арестованного. Если сравнить почерки в анкете и вышеприведенном заявлении ("прошении"), то не остается сомнения, что данный документ заполнен самим Алиханом Букейханом. Из анкеты можно почерпнуть немало полезной

информации о самом Букейхане и его деятельности после 1917 года, а также и о его детях.

КНБ Казахстана выдал автору этих строк копии не всех документов. Несколько важных документов, в частности протоколы допроса и судебного следствия, были представлены лишь для ознакомления, из них, правда, можно было сделать выписки.

Как зафиксировано в протоколе судебного следствия, у Букейхана пытались получить информацию о его связях, как может догадаться наш читатель, с действующими руководителями Казахстана в 1937 году. Какие последствия могло иметь его "признание" в связях с ними, думаем, общеизвестно.

Но несмотря на многомесячные допросы следователей НКВД с пытками в Бутырке, несмотря на короткое, но утомительное судебное заседание "тройки" и несмотря на свой пожилой возраст - Алихан Букейхан был непреклонен. Он честно и открыто признался лишь в одном.Когда ему предоставили последнее слово перед вынесением приговора, в однозначно обвинительно-осуждающем характере которого он не сомневался, он произнес короткую, но очень емкую фразу, в которой не было ни раскаяния, ни мольбы о пощаде: "Я не любил Советскую власть, но – признал!" Тогда ему шел 72-й год.

Страницы: 1 2 3 4

Завершение юридического оформления крепостничества. Значение Соборного Уложения 1649 года в дальнейшей разработке системы феодального законодательства России
В феодальном обществе право в своем развитии проходит три стадии: относительно единое право, партикулярное и унифицированное.[1] Каждая из этих фаз отвечает определенному уровню развития производственных отношений и политической надстройки. Стадия унифицированного права возникает в процессе становления единого государства. В России она ...

Основные направления внутренней и внешней политики Александра III. Экономическое развитие России в 80-90-е гг. XIX вв. Курс на модернизацию промышленности. Рабочее движение и распространение марксиз
Александр III (1881-1894) расправился с народовольцами, участвовавшими в убийстве его отца, отправил в отставку либеральных министров Александра II (Д. А. Милютина, М. Т. Лорис-Меликова). В то же время крестьян перевели на выкуп, сам выкуп снизили, отменили подушную подать, стали вводить рабочее законодательство. В 1884 г. начинается се ...

Анализ правовых аспектов периода укрепления абсолютной монархии в отечественной историографии
Период петровских реформ был переломным в истории политико-правовой идеологии России. С ним связано крутое изменение как содержания, так и формы политико-правовой мысли господствующего дворянства; на смену богословским доводам в обоснование самодержавия пришла теория общественного договора и естественного права. Восприятие этой теории п ...