Экономическое и политическое положение Японии в первой половине Х1Х в. Кризис сёгуната
Страница 2

История » Япония в Х1Х – первой половине ХХ в. и изучение этой темы в школе » Экономическое и политическое положение Японии в первой половине Х1Х в. Кризис сёгуната

Пытаясь сохранить и укрепить свою власть и, одновременно, заручиться поддержкой самурайства, правительство сёгуна пыталось провести целую серию реформ, известных как реформы годов Тэмпо (1830 – 1843 гг.). Реформы были направлены на укрепление экономических позиций самурайства и поднятию его престижа. Реформы запрещали роскошь, богатое украшение домов, торжественные праздничные шествия, курение табака и многое другое. Все эти явления рассматривались режимом как разрушающие нравы и «скромный» образ жизни.

Но наибольший эффект должно было дать серьезное ограничение деятельности торгово-ростовщического капитала – указ о роспуске в декабре 1841 г. монопольных гильдий. Однако за длительное время существования приобрели такую экономическую мощь и влияние, что сёгунат оказался не в состоянии радикально изменить ситуацию. Указ о роспуске гильдий, означавший свободу торговли, не только не привел к снижению монопольно вздутых цен, но и вызвал совершенно неуправляемое состояние рынка. Указы о запрещении торговых корпораций и оптовой торговли, а также попытка ликвидировать проценты на долги самурайства у торговцев рисом вызвали такой взрыв недовольства со стороны торговцев и ростовщиков и саботаж реформ, что правительство было вынуждено уйти в отставку и в 1851 г. отменить закон о гильдиях.

Немаловажное значение в деятельности оппозиционных сёгунату сил имело «идеологическое» обоснование их выступлений. Оно заключалось в попытках доказать юридическую несостоятельность и «незаконность» правления сёгуна. Главным идея сводилась к тому, что сёгун незаконно узурпировал власть и отнял ее у законного правителя страны – императора. Эта идея впервые прозвучала еще в середине ХУП в., когда группа образованных самураев, экономически и политически притесняемых домом Токугава, объединилась с целью доказать при помощи исторических аргументов неправомерность тогугавского режима. Они собирали и публиковали огромные собрания древних мифов и легенд, исторических хроник и литературных памятников. Все это должно было документально подтвердить древность и непрерывность существования императорской династии и подлинность ее прав.

Вторым направлением, характерным для публикаций этого цикла было выделение и подчеркивание ценности всего японского, сугубо национального в противовес всему иноземному, и прежде всего китайской школе, которая доминировала в политике, общественной жизни и культуре. Это было также прямым выпадом против сёгуната, т.к. официальной идеологией токугавских властей было китайское конфуцианство. Публикации древних документов, обрядовых песен и молитв – все это имело антикитайскую направленность. Учение этой школы стремилось показать значительность и весомость собственного национального наследия, глубину японской традиционной культуры. В итоге признание «истинности японского пути» в противовес китайскому и почитание императора в противовес узурпаторской власти сёгуната стало стержнем дворянско-буржуазной идеологии в первой половине Х1Х в.

В атмосферу социального кризиса дополнительный горючий материал внесла усилившаяся борьба в феодальном лагере. Могущественные князья юго-западных княжеств, значительно удаленные от Эдо, обладали экономической и военной самостоятельностью. Знаменем антитокугавской оппозиции стал император и его окружение. Выдвинув задачу восстановления «законной императорской власти, князья выступали, таким образом, против «узурпатора-сегуна».

Отход значительной части феодалов от поддержки токугавскаого режима, определился также неудачами во внутренней политике сёгуната, опиравшегося на систему регламентаций, и фактически крушением политики самоизоляции. «Закрытие» страны консервировало наиболее застойные формы феодальных отношений и приводило к отставанию Японии от европейских стран.

В условиях внутреннего кризиса всей феодальной системы токугавского сёгуната участились попытки европейских и американских военных кораблей к японским берегам /там же, с. 148-152/.

Страницы: 1 2 

СССР на кануне второй мировой и Отечественной войны: внутренняя и внешняя политика.(1937 – 1941 гг.)
Внешняя политика . Вторая половина 30-х годов характеризуется обострением напряженности в мире созданием агрессивных блоков, падения престижа Лига наций. В 1936гю между Германией и Японией Был заключен «Антикоминтерновский пакт». В 1937г. к нему присоединились Италия, Испания. В конце сентября 1938г. Великобритания и Германия приняли де ...

Национально-государственное строительство (1920-е - 1930-е гг.)
В советский период процессы национально-государственного строительства в 1920 - 1930 гг. вследствие догматизации науки и господства идеологии сталинизма изображались преимущественно как шествие от одного успеха к другому. В постсоветское время ситуация резко изменилась, и теперь историки открыто пишут о допущенных в прошлом ошибках, свя ...

Идеология Гитлера – идеология нацизма
Государство Гитлера после 1933 года было идеологическим. Идеология была тем цементом, который скреплял и НСДАП, нацистскую партию, и вообще всех сторонников Гитлера – сперва их были тысячи, потом миллионы. Надо признать, что это была могучая идеология, и при этом в основе своей простая. Если на время отбросить многочисленные псевдофилос ...