От первой до последней любви Александра II
Страница 1

История » Александр II - исторический портрет » От первой до последней любви Александра II

Повышенная чувственность, необходимость ощущения постоянной влюбленности были, видимо, одной из отличи­тельных черт психологического облика всех Романовых. Из воспоминаний весьма осведомленной А. О. Смирновой-Россет, и не только из них одних, известно, что Алек­сандр Николаевич уже в пятнадцатилетнем возрасте увле­ченно флиртовал с фрейлиной матери Натальей Борозди­ной. Первая юношеская влюбленность наследника престола не осталась тайной для окружающих (что вообще могло ос­таться для них тайной?), да он и не считал нужным особен­но скрывать ее, не видя в своих чувствах никакого крими­нала. Мы не знаем, что говорил Николай Павлович сыну, но реакция роди­телей на пока что невинное увлечение великого князя ока­залась быстрой и решительной. Бороздина была немедленно удалена из дворца и вместе со спешно появившимся у нее мужем-дипломатом незамедлительно оказалась в Англии.

В восемнадцать лет Александр Николаевич стал предме­том горячего обожания Софьи Давыдовой, дальней родст­венницы известного поэта-гусара Дениса Давыдова. Одна из чувствительных современниц, посвященная в сердечную тайну девушки, писала в духе то ли вышедшего уже из мо­ды сентиментализма, то ли модного еще романтизма: «Она любила наследника так же свято и бескорыстно, как люби­ла Бога, и, когда он уезжал в свое путешествие по Европе, будто предчувствовала, что эта разлука будет вечной. Она простилась с ним, как прощают­ся в предсмертной агонии, благословляя его на новую жизнь .» Чувство Давыдовой к цесаревичу было чисто пла­тоническим. Не одна российская барышня испытывала не­что подобное к Александру Николаевичу, но только Софье Дмитриевне удалось попасть на станицы литературного про­изведения (о ее любви написана необычайно дамская повесть), а потому чувство именно этой девушки нашло замет­ный отклик в душах современников и осталось в истории.

В двадцать лет наследник престола впервые влюбился са­мым серьезным образом. Предметом его страсти стала опять-таки фрейлина (что делать, если именно они, фрей­лины, были всегда перед глазами и под рукой) императри­цы Александры Федоровны некая Ольга Калиновская. Ког­да придворные заметили симпатию красивой девушки и Александра Николаевича друг к другу, то немедленно доло­жили об этом императрице. Любовь наследника к Калиновской оказалась для царской семьи еще более неприемлемой, чем флирт с Бороздиной. Ольга была не только «простой смертной», то есть в ней не текло ни капли королевской крови, но еще и являлась католичкой — сочетание для Зим­него дворца сколь знакомое (великий князь Константин Павлович, брат Николая I, был женат на польской графине Лович), столь и скандальное. Эта история заставила импера­торскую чету поволноваться и оставила след в переписке су­пругов. В одном из писем жене Николай I передает ей свой разговор с X. А. Ливеном: «Мы говорили про Сашу. Надо ему иметь больше силы характера, иначе он погибнет . Слишком он влюбчивый и слабовольный и легко попадает под влияние. Надо его непременно удалить из Петербурга .» Александра Федоровна, в свою очередь, записала в дневни­ке: «Что станет с Россией, если человек, который будет цар­ствовать над ней, не способен владеть собой и позволяет своим страстям командовать собой и даже не может им сопротивляться?» И вновь из письма Николая I: «Саша недо­статочно серьезен, он склонен к разным удовольствиям, не­смотря на мои советы и укоры .»[8;119]

Скандал в благородном семействе набирал силу, пока, наконец, не было решено всерьез и надолго разлучить влюб­ленных и поспешить с поисками подходящей партии для на­следника престола. С этой целью Александр Николаевич был отправлен за границу, тем более что такое путешествие соответствовало плану его обучения. Ему повезло в том, что Жуковский, сопровождавший ученика в его европейском турне, был крупным поэтом-романтиком, специалистом в выражении возвышенных романтических чувств, к тому же он прекрасно помнил о собственных горестях на любовном фронте. Поэтому, как нам представляется, поэт оказался идеальным попутчиком для разочарованного в жизни и уби­того горем юноши.

Страницы: 1 2 3 4

Накануне
Ленинские письма из Финляндии напугали своим радикализмом самых решительных членов ЦК. Н. И. Бухарин вспоминал: «Письмо (от 29 сентября) было составлено чрезвычайно решительно и угрожало всякого рода штрафами. Мы все были ошарашены ЦК единогласно постановил сжечь письмо Ленина». Вождь требовал практической подготовки вооруженного восста ...

Роль княжеской власти в освоении Северо-Востока
Особую роль в освоении Северо-Востока играла княжеская власть. Наряду с Ростовом и Суздалем старейшими городами края были Ярославль (основан Ярославом Мудрым) и Владимир (основан Владимиром Мономахом). В память о покинутых местах переселенцы давали новым для них пунктам привычные южнорусские названия. Эти названия отражали также династи ...

Новая экономическая политика: предпосылки, сущность, итоги
Конкретные шаги по внедрению экономических стимулов в народное хозяйство начались весной 1921 г. при выполнении решений X съезда РКП(б) о замене продовольственной разверстки натуральным налогом и допущении товарообмена в пределах местного хозяйственного оборота. В среднем размеры натурального налога оказались на 30-50 % ниже размеров пр ...