Создание исламского государства
Страница 3

История » Этнорелигиозные конфликты в Чечне » Создание исламского государства

В роли защитника ваххабитов выступил и бывший премьер-министр Басаев, кото­рый, в частности, отвел обвинения в причастности к конфликту Хаттаба, обосновывая это тем, что он приносит огромную пользу Чечне, обучая военному делу молодых бойцов.

Избежав таким образом поражения, ваххабиты решили дать бой светской власти. Собравшись у родного селения Яндарбиева Старые Атаги, они обратились к нему с просьбой возглавить их борьбу с Масхадовым. Однако после официального пре­дупреждения генерального прокурора Чечни X. Сербиева в адрес экс-президента и массового заявления односельчан о выдворении Яндарбиева из села в случае под­держки им ваххабитов последний вынужден был отказаться от предложения исла­мистов. Тем не менее конфронтация с Масхадовым на этом не кончилась. В телевизионном выступлении Яндарбиев возложил вину за события в Гудермесе непосредственно на президента республики.

Гудермесское столкновение привело к резкой поляризации сил в обществе, обна­жило противостояние политических сил, придерживающихся различных течений в ис­ламе. Так, отпор Яндарбиеву дал муфтий духовного управления мусульман Чечни А.-Х. Кадыров, напомнивший, что укоренение ваххабизма в стране и раскол среди мусульман в первую очередь связаны с деятельностью главного ваххабитского авто­ритета в Дагестане Б. Магомедова, приглашенного в Чечню в августе 1996 года именно Яндарбиевым для утверждения шариата. Для организации сил по совместному противодействию ваххабитскому течению по инициативе Кадырова в Грозном летом 1998 г. прошел представительный конгресс мусульман Чечни, Дагестана, Ингушетии. Его многочисленные участники, осудив деятельность ваххабитов на Северном Кавказе, обратились к государственным властям с требованием объявить ваххабизм вне закона и "немедленно расформировать вооруженные группировки проваххабитского характера". Организацией отпора должен заняться координационный центр мусульман Северного Кавказа, созданный решением конгресса в Назрани, в ра­боте которого принимают участие муфтии всех северокавказских республик, включая Карачаево-Черкесию, Северную Осетию и Кабардино-Балкарию. Первым его главой стал муфтий Ингушетии М. Албогачиев, избранный в соответствии с положением на год.

Напряженное религиозно-политическое противостояние, о чем свидетельствовали покушения на жизнь как деятелей традиционного ислама Чечни и Дагестана, так и са­мого Масхадова, взорвалось еще раз в начале января 1999 года в районном центре Урус-Мартан. Пропрезидентские силы попытались призвать к порядку ваххабитов, которые, по существу, установили в этом селении свою власть. В возникших пере­стрелках были убиты несколько человек, но цель из-за отказа Масхадова задей­ствовать свои силы так и не была достигнута.

В условиях обостряющейся борьбы за власть между всенародно избранным пре­зидентом Масхадовым и военно-политической оппозицией в лице полевых командиров и отставных государственных деятелей, поддерживаемых соответственно суфийским и ваххабитским течениями, для обеих сторон особое значение приобретали мобилизация всех идейно-религиозных сил и средств и возможность легитимировать свои при­тязания на власть в качестве единственно верного носителя и защитника исламских ценностей. Но инициатива на этом поле перешла к Масхадову: указом от 3 февраля он ввел шариатское правление. По его распоряжению было образовано министерство шариатской безопасности. Вся законодательная база начинала приводиться в соответствие с нормами Корана и шариата, что означало, в частности, ликвидацию светских органов власти. Правда, Масхадов не распустил парламент и не отменил Конституцию, функцию которой в исламском государстве выполняют Коран и шариат. Парламент был только лишен права законотворчества при сохранении за ним химерических контрольных функций (которыми он не обладал и до того). Последним законодательным актом, разра­ботанным парламентом, должен был стать проект шариатской конституции, который согласно поручению Масхадова экс-законодатели Чечни совместно с муфтиями обя­заны были написать в месячный срок. Упразднялась должность вице-президента: Арсанов, занимавший ее, как известно, с лета 1998 года, превратился в оппонента Масхадова, прежде всего в вопросах о роли ислама в стране. Решающий акт ре­лигиозно-политических преобразований - формирование исламского государственного совета — Шуры, куда по указу Масхадова вошли авторитетные полевые командиры и политики, в том числе Басаев, Яндарбиев, Арсанов, Удугов, Исрапилов, Радуев, Гелаев, К. Махашев, А. Закаев и Т.А. Атгериев, назначенный министром шариат­ской безопасности.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Войска ООН.
Между тем войска ООН с каждым новым днем росли в численности и вооружении. На Пусанском плацдарме были сосредоточены десять дивизий (пять американских и пять южнокорейских). Кроме того, стали прибывать и войска из других стран - в частности, 27-я английская пехотная бригада. На 1 сентября войска ООН имели в Корее 180 тысяч солдат, полов ...

Реформы Александра II. Предпосылки реформ
К середине XIX столетия общий кризис феодально-крепостнической системы, назревавший еще с конца XVIII века, достиг наибольшей остроты. Феодально-крепостнический строй исчерпал возможности своего развития. Незаинтересованность крепостного работника в результатах своего труда исключала возможность применения машин и улучшения агротехники ...

Значение реформ екатерины ii в области местного самоуправления
Екатерина II отзывалась о губерниях как о частях государства, «которые более всего исправления требуют» и всегда хотела заняться этим вопросом. Отношение Екатерины II к системе местного управления еще более ухудшилось после того, как местная администрация в процессе ведения Петербургом военных действий как против внешних врагов, так и п ...