Босния и Герцеговина в составе Османской Турции (конец XVIII века - 1878 г.)
Страница 1

История » Босния и Герцеговина, Воеводина, Сербия, Словения, Хорватия в XIX – начале ХХ вв. » Босния и Герцеговина в составе Османской Турции (конец XVIII века - 1878 г.)

Боснийский эялет, куда входили Босния и Герцеговина, существенно отличался от других территорий, заселенных славянами в составе Османской Турции. Географически пограничный Боснийский эялет был удален и изолирован от центра империи труднопроходимыми горами, что обусловило периферийный характер его политического и экономического развития. В экономическом плане Босния и Герцеговина были территориями чисто аграрными, со слабо развитыми городами, где сохранилось до конца XIX в. цеховое устройство ремесла. Одной из важнейших статей дохода провинции была торговля, преимущественно транзитная, поскольку Босния и Герцеговина были исторически сложившимся перекрестком торговых путей с Запада на Восток.

Этноконфессиональная картина Боснии и Герцеговины также отличалась от других балканских провинций Порты. Население провинции было по преимуществу славянским, с небольшим процентом турецкого, еврейского и цыганского элементов. Славяне в свою очередь делились до середины XIX в. не по этническому, а по конфессиональному признаку на мусульман, католиков и православных. Причем из всех славянских территорий Турции только в Боснии и Герцеговине сохранилась исламизированная славянская знать. Данные о точной численности населения и процентном соотношении различных конфессий до 1878 г. весьма противоречивы. Официальная турецкая перепись 1851 г., проведенная не подушно, а по дворам, определяла число жителей Боснии и Герцеговины в 1 077 000 человек, где большинство - 43% составляли православные, 34% - мусульмане, в том числе турки, и 23% - католики. Около 2 000 евреев-сефардов были сосредоточены в районе Сараево.

Города Боснии и Герцеговины - Сараево (20 000 чел. -самый крупный город), Травник, Мостар, Баня Лука были заселены преимущественно мусульманами. В городах развивалось ремесло, они же были центрами торговли и административного управления краем. Столица провинции попеременно находилась то в Травнике, то в Сараево. Местные феодалы Боснии и Герцеговины - аяны - к началу XIX в. фактически владели земельными наделами, на которых трудились как крестьяне-мусульмане, так и крестьяне-христиане. Этнических турок в провинции было очень мало, как правило они присылались для занятия административных должностей и недоброжелательно воспринимались местной боснийско-герцеговинской знатью. К середине XIX в. в ходе ликвидации спахийского землевладения старая родовая знать - аяны - теряет свои позиции, появляются новые владельцы земельных наделов, полученных в результате перераспределения чиновниками из центра или боснийским визирем лично. Эта новая знать, часто пришлая, именуется по титулам янычарских военачальников агами и бегами, и образует новый класс собственников модернизированного феодального общества - беговат.

В Боснии и Герцеговине мусульманские традиции и их культура получили широкое развитие в сети духовных школ и училищ, распространении дервишских орденов. Боснийский эялет был оплотом традиционного мусульманства, яростно сопротивлявшегося любым попыткам реформ, в том числе и попыткам европеизации администрации и армии. Даже изменение вида чалмы в 1830 г. вызвало протесты мусульман Боснии. Архитектура и градостроительство Боснии и Герцеговины представляют собой блестящие образцы балканской мусульманской культуры. Христианская же церковь и культура в Боснии и Герцеговине были в конце XVIII - 1878 г. значительно слабее. Особенно это касалось православной церкви, где иерархи, по большей части греки, назначались Вселенским патриархом. Они зачастую тесно сотрудничали с властями, оказывая им порой и осведомительские услуги. Католическая церковь на территории Боснии и Герцеговины была представлена орденом францисканцев, который был допущен султаном для окормления католической паствы. Францисканские священники очень плодотворно трудились в Боснии и Герцеговине, открывая монастыри и католические школы при них. Успеху их деятельности способствовали как прозелитистская политика Ватикана, так и наличие обширных контактных зон, ибо с севера и запада Босния и Герцеговина были окружены католическими территориями Хорватии и Славонии а также Далмации - известного центра католической культуры Средиземноморья. Упадок православной культуры, укрепление католицизма и прочные позиции исламского традиционализма в первой половине XIX века не были главной причиной внутренней нестабильности Боснии и Герцеговины, сотрясаемой в 30-70-х гг. серией восстаний. Этно-конфессиональные конфликты начинают обостряться лишь во второй половине XIX в., а своего апогея достигают в конце ХХ в.

Страницы: 1 2 3

Податная реформа.
Так как налоги собирались с каждого двора, то крестьяне и посадские люди, стремясь уменьшить уплату податей, нередко объединялись и несколькими семьями жили одним двором. Государство, проводя с 1718 г. перепись населения, перешло к подушному налогообложению. С 1724 г. многообразные налоги были заменены единой подушной податью. (74 коп. ...

Борьба за лидерство в политическом объединении северо-восточной Руси. Первые московские князья, их внутренняя и внешняя политика.
Основателем династии московских князей был младший сын А. Невского Даниил (1276— 1303 гг.). Получив в наследство один из наиболее слабых и незначительных уделов, он вскоре многократно расширил границы своих владений: 1301 г. - присоединена Коломна, принадлежавшая ранее Рязанскому княжеству; 1302 г. - в состав Московского удела по заве ...

Князь Владимир – как креститель Руси.
Третий сын Святослава Владимир, родившийся от его рабыни Малуши, ключницы княгини Ольги (сестры Добрыни) бежал «за море» при междоусобице братьев Ярополка и Олега, откуда через два года вернулся с наемной варяжской дружиной. Ярополк был убит (Олег был еще ранее убит Ярополком) и Владимир занял княжеский престол. Произошло это в 980 году ...