Новгородская земля
Страница 3

В начале XII в. на острове Эзель в устье Западной Двины, через который проходил древнейший путь из Прибалтики в Восточную Европу, возникла купеческая фактория из северонемецких городов. Недалеко от нее в 1184 г. высадилась первая миссионерская экспедиция монаха-августинца Мейнарда из Дании. При нем и его преемнике Бартольде появились первые каменные замки, церкви, началось крещение местного населения. Новый этап христианизации и территориальной экспансии начался в 1200 г. после того, как в сан епископа Ливонии папой Иннокентием III был возведен бременский каноник Альберт. Весной этого года в устье Западной Двины прибыла новая экспедиция под началом епископа Альберта, который и основал здесь в 1201 г. город Ригу. В следующем 1202 г. с благословения папы Иннокентия III Альберт учредил монашеский рыцарский Орден. Впоследствии за ним укрепилось название Ордена Меченосцев или Ливонского Ордена. В 1207 г. по согласованию с папой Альберт предоставил Ордену треть всех завоеванных в Прибалтике земель. Меченосцы сравнительно быстро завоевали Ливонию, племена которой были разрознены и немногочисленны. С 1212 г. началась борьба Ордена за Эстонию. Наряду с немцами в покорении страны участвовали датчане и шведы. Экспансия Эстонии вызвала народное сопротивление. Территориальные захваты крестоносцы сопровождали насильственной христианизацией населения и ужасным опустошением края, поголовным истреблением мужского населения. В борьбе с епископом и Орденом эсты неоднократно обращались за помощью к князьям Новгорода, Пскова, Владимира. Для эстов угнетение, принесенное рыцарями, было во много раз тяжелее дани, собиравшейся русскими князьями. Русские отряды под руководством владимирского князя Юрия Всеволодовича дошли до Ревеля, основанного датчанами, и старого русского города Юрьева.

Под Юрьевым в 1224 г. и произошло поворотное сражение, ставшее завершающим этапом борьбы Ордена за Эстонию. Этот город по согласованию с эстами заняла дружина во главе с новгородским князем Вячко (родом из полоцких князей), которого древние ливонские хроники называли «древним корнем всякого зла», т.е. злейшим противником Ордена и епископа. В поход против последнего оплота независимости эстов выступили все наличные силы крестоносцев: рыцари, рижские купцы и горожане, зависимые ливы и латыши. В упорной борьбе вместе с князем Вячко погиб весь гарнизон Юрьева, который после падения был переименован в Дерпт и стал местом пребывания особого епископа. Так вся Эстония признала власть Ордена.

Это был пролог долгой и жестокой борьбы русских за прибалтийские земли. В 1234 г. переяславский князь Ярослав Всеволодович с новгородскими и суздальскими дружинами взял реванш и разбил рыцарские войска около Юрьева. Через два года, в 1236 г. меченосцы потерпели поражение от союзного войска литовцев и земгалов. Был убит и сам магистр Ордена. Эти неудачи заставили Ливонский орден объединиться в 1237 г. с Тевтонским, образованным в Сирии. Использовав приглашение польского короля Конрада, боровшегося с пруссами, Орден стал владеть территорией нижнего течения Вислы.

Благоприятное время дли Ордена наступило в конце 30-х годов ХIII в., когда Русь подверглась опустошению монголо-татар. Они, правда, не дошли до Новгорода, который вместе с Псковом и держал переднюю линию обороны. Для Новгорода это были не лучшие времена. Он отбивался сразу в нескольких направлениях: с севера — от шведов, с юго-запада — от литовцев. Внешний натиск усугублялся внутренней борьбой. За Новгород вступили «в которы» владимиро-суздальские, смоленские и черниговские князья. Смоленские князья быстро расширяли свои владения на западной границе Новгородчины. Владимиро-суздальские князья были заинтересованы в северо-западных землях, через которые проходили стратегические дороги в Прибалтику. Все более независимым от Новгорода становился Псков, чьи торговые связи всецело определялись западнодвинским направлением. Псков, кроме того, прикрывал Новгородчину с запада и получал самые первые удары со стороны рыцарского наступления. Поэтому в Пскове часть боярства и купечества была готова идти на компромиссы с Орденом, дабы оградить свои экономические интересы в Прибалтике. То же касалось и смоленских князей, заключивших с Ригой торговые договоры в самый разгар борьбы с Орденом.

Героем борьбы со шведами, немецкими рыцарями и литовцами в первой половине 40-х годов ХIII в. стал князь Александр Ярославович, внук Всеволода Большое Гнездо. Он появился в Новгороде в восьмилетнем возрасте и был, как никто из князей, признан новгородцами своим. Александр отличался стратегическим военным мышлением. Он заранее начал укреплять линию реки Шелони от вторжения рыцарей, а в Финском заливе держал передовые наблюдательные посты, которые вовремя оповещали о приближении шведов. Их летний поход 1240 г. возглавил ярл Биргер под влиянием папских посланий о крестовом походе на Русь. Под началом Биргера собралось ополчение из шведов, финнов, норвежцев. Шведы подошли по Неве к устью реки Ижоры, временно задержались здесь, намереваясь идти в Старую Ладогу. В случае их удачи торговая артерия Новгорода, соединявшая его с Западной Европой, была бы перекрыта. Неожиданное молниеносное нападение Александра на шведский лагерь определило успех Невской битвы,

Страницы: 1 2 3 4

Ранняя этническая история народов восточной европы
Лингвисты считают, что заселившие Европу 10 - 12 тысячелетий назад первобытные племена говорили на языках, восходящих к относительно единой языковой семье, условно называемой ностратической. Однако по мере расселения племен стало нарастать языковое отчуждение. Из ностратической семьи выделилась индоевропейская семья языков, в которую во ...

Становление абсолютизма в эпоху Петра Великого
На рубеже XVII и XVIII вв. русское феодальное государство окончательно оформляется как абсолютная монархия. Реформы Петра I завершили ликвидацию старофеодальных учреждений, положили начало преодолению промышленной, военной, культурной отсталости страны. При Петре I закончились консолидация и законодательное оформление феодалов в единое ...

«А что их жалеть-то супостатов».
Александр Васильевич Суворов достоин всяческого уважения и поклонения, но был, говорят, в его биографии такой эпизод. Составлял князь Италийский отчет государю о сражении минувшем вдвоем с адъютантом. А тот возьми, да и поим тересуйся: «Не много ли пишем убитых врагов, Александр Васильевич?». На что действительно гениальный полководец о ...