Александр II: исторический портрет. Воспитание и характер императора
Страница 2

История » Александр II - исторический портрет » Александр II: исторический портрет. Воспитание и характер императора

Как бы то ни было, благие намерения Мердера получи­ли конкретное воплощение, особенно после воцарения Николая I в декабре 1825 года. О событиях на Сенатской пло­щади у Александра, которому в ту пору не исполнилось и восьми лет, не могло остаться ярких и отчетливых воспоминаний. День восстания декабристов он провел в Зимнем дворце вместе с матерью и бабушкой под охраной гвардей­ского саперного полка, шефом которого был его отец. Од­нако нервный тик Александры Федоровны, начавший му­чить ее после восстания, и частые упоминания отцом «дру­зей 14-го» не давали ему забыть об этом страшном для Ро­мановых событии.

Регулярное обучение наследника престола началось с 1826 года, когда Александру исполнилось восемь лет. План обучения, рассчитанный, как бы мы сейчас сказали, на де­сять классов, поручили составить все тому же Василию Ан­дреевичу Жуковскому. Причем литературные заслуги Васи­лия Андреевича вряд ли принимались Зимним дворцом в расчет. На решение родителей наследника повлияло то, что поэт состоял чтецом при вдовствующей императрице Марии Федоровне и успешно преподавал русский язык Александре Федоровне. Данное назначение еще раз убеждает нас в том, что иногда совершенно случайные решения необычайно точно попадают в цель.

Жуковский отнесся к почетному и ответственному зада­нию весьма серьезно. Он отпросился с придворной службы для лечения за границей, но использовал отпуск вовсе не для хождения по докторам, а для ознакомления с новейши­ми педагогическими системами и приемами. В результате его шестимесячных занятий педагогикой появился план обучения наследника российского престола. В основу свое­го плана Жуковский положил идеи швейцарского педагога Песталоцци, который считал, что в воспитании человека участвуют три фактора: личность воспитателя, то есть его влияние на питомца своем примером и убеждениями; сама жизнь, то есть условия, в борьбе с которыми вырабатывает­ся самостоятельность и закаляется характер; наконец, чувст­во человеколюбия, сознание долга перед людьми, деятель­ная любовь к ним. Александр II воспитывался, не испытывая прямого политического давления со стороны педагогов. Основой его об­разования, как уже говорилось, стало нравственное начало, этические принципы и ценности. Именно этим целям были подчинены все три периода плана Жуковского. Первый из них назывался «Приготовление к путешествию» (эпоха романтизма давала себя знать даже в названиях разделов педа­гогических сочинений) и охватывал период с 8 до 13 лет ре­бенка. Он включил в себя краткие сведения о мире, челове­ке, понятие о религии, знакомство с иностранными языка­ми. Второй период плана, собственно «Путешествие» (13—18 лет) содержал занятия науками в полном смысле этого слова. Жуковский разбил науки, как это было приня­то в его время, на «антропологические» (история, политиче­ская география, политика и философия) и «онтологические» (математика, физическая география, физика и т. п.). Третий этап — «Окончание путешествия» — время от 18 до 20 лет. Он сопровождался чтением «немногих истинно классичес­ких книг», завершая образование «совершенного человека». Путеводной нитью образования, главным его предметом Жуковский не без оснований считал историю, на примере которой должны были вырабатываться правила поведения, нормы жизни будущего монарха. Если попытаться воспро­извести их вкратце, то они гласили следующее: верь, что власть царя происходит от Бога, но не делай эту власть на­смешкой над Богом и человеком . Уважай закон, если зако­ном пренебрегает царь, он не будет храним и народом . Люби и распространяй просвещение. Народ без просвещения есть народ, без достоинства. Им, кажется, легко управлять, но из слепых рабов легко сделать свирепых мятежников . Сво­бода и порядок — одно и то же . Окружай себя достойны­ми помощниками . Уважай народ свой . [8;45]

Отметим, что эти правила, во всяком случае, некоторые из них, наследник усвоил так прочно, что позднее старался, насколько это ему казалось возможным, действовать в соот­ветствии с ними. Конечно же, жизнь порой вносила в эти правила жесткие коррективы. Кроме Жуков­ского, читавшего русскую историю и новейшую отечествен­ную словесность, великого князя обучали такие знатоки сво­его дела, как К. И. Арсеньев — историк, географ, статистик.

Невеселые представ­ления были у наследника о своем блестящем будущем. Во­обще же, он рос резвым, физически крепким подростком, многое схватывал, что называется, на лету, умел нравиться людям, был добр и сентиментален, обожал своих родных, особенно мать и сестер. Доброта и сентиментальность быс­тро стали чертами его характера, а черты характера — это те инструменты, с помощью которых мы пытаемся приспосо­биться к окружающей нас действительности. Так что он выбрал не самый плохой набор инструментов.

Однако наставники постоянно отмечали и те негативные черты характера великого князя, которые требовали, по их мнению, исправления и даже искоренения. Самым неприят­ным и непонятным и для них, и для родителей Александра была странная апатия, хандра, нападавшая на ребенка со­вершенно внезапно и погружавшая его в некое подобие транса. В такие минуты для него не существовало ни уроков, ни игр, ни соучеников или наставников, и он, разоткровен­ничавшись, начинал говорить, «что не хотел бы родиться ве­ликим князем». Это состояние особенно усиливалось, когда наследник сталкивался с задачей, которую ему не удавалось решить сразу, одним махом. И кто знает, были ли такие проблемы связаны только с учебными занятиями? Прежде чем порассуждать на эту тему, приведем еще одно свиде­тельство из «Записок воспитателя» Мердера.

Страницы: 1 2 3

Разрушение политического единства Киевского государства
Во второй половине XI в. начался распад Киевского государства. Это время еще нельзя вполне считать периодом феодальной раздробленности. Правильнее будет называть его этапом острых княжеских междоусобий, предшествующих окончательному разрушению политического единства Руси, которое наступило лишь во второй трети ХII в. Оставляя «ряд» (за ...

Русская эмигрантская пресса и освещение событий в пореформенной России
История эмигрантской печати тесно связана с именами Александра Ивановича Герцена и Николая Платоновича Огарева, создавшими в середине 19 века в Лондоне Вольную русскую типографию. Середина 19 века, как мы помним, - время тяжелое, журналистика подвергается жестоким цензурным репрессиям. Свобода излагать свои мысли была дарована только т ...

Лжедмитрий I и его место в русской истории. Борьба за царский тон
В Брагине, на Киевщине, во владениях князей Вишневских один из слуг объявил себя чудесно спасшимся «царевичем Дмитрием», сыном Иоанна IV Васильевича. Его царственность подтвердили русские эмигранты. Как это произошло точно неизвестно. По одной легенде «Дмитрий» заболел и думая, что умирает, признался в своем происхождении священнику, ко ...