Арест Государя и Государыни

Постановлением Временного правительства была учреждена Верховная чрезвычайная следственная комиссия, которая должна была обследовать деятельность носителей высшей власти старого строя и всех вообще лиц, приковывавших к себе внимание общества своими действиями во вред интересам страны. Говоря проще Николай Александрович и Александра Фёдоровна с этого момента находились под следствием.

В последние дни пребывания Государя в Ставке, генерал Алексеев вёл переговоры с Временным правительством о свободном проезде его в Царское, свободном там пребывании, и свободном отъезде за границу через Мурман.

Свидетель Лукомский показал на следствии, что Временное правительство гарантировало свободу Императору и отъезд его с семьёй за границу.

21 марта в Могилёв прибыли члены Государственной Думы Бубликов, Вершинин Грибунин и Калинин. В ставке ждали их, думая, что они командированы Временным правительством «сопровождать» Императора в Царское. Но когда Государь сел в поезд, эти лица объявили ему через генерала Алексеева, что он арестован.

Арест Государыни произошёл в тот же день, как и арест Государя, - 21 марта. Он был выполнен генералом Л. Корниловым, бывшим тогда в должности командующего войсками Петроградского военного округа.

При этом аресте присутствовало только одно лицо: новый начальник Царскосельского караула полковник Кобылинский, назначенный к этой должности Корниловым.

Государыня приняла их в одной из комнат детской половины. Корнилов сказал ей: «Ваше Величество, на меня выпала тяжёлая задача объявить Вам постановление Совета Министров, что Вы с этого часа считаетесь арестованной».

После этих кратких слов Корнилов представил Государыне Кобылинского. Затем он приказал ему удалиться, оставшись наедине с Императрицей, Корнилов старался успокоить её и убеждал, что семье не грозит ничего худого.

Затем Корнилов собрал находившихся во дворце лиц и объявил им, что все, кто хочет остаться при царской семье, должны подчиниться режиму арестованных.

В тот же день произошла смена караула. Сводный полк, охранявший дворец ушёл. Его заменил лейб-гвардии Стрелковый полк.

«21 марта примерно в 10 часов утра, Императрица завёт меня к себе и говорит, что генерал Корнилов приезжал ей объявить от имени Временного правительства, что Государь, и она арестовываются и что все, кто не желает подчиниться тюремному режиму, должны покинуть дворец до 4 часов. Я ответил, что остаюсь».

22 марта прибыл Государь.

По иронии судьбы, когда он ехал домой через Могилёв, город был разукрашен красными флагами и бантами, и каким контрастом этому проявлению революционного пыла была многотысячная толпа, вдруг неожиданно бросившаяся на колени, когда появился Царский поезд.

В тот же день Джордж Бьюкенен, английский посол, писал, что услышал, как один солдат сказал: «Да, республика нужна, но во главе её должен стоять хороший царь».

Николая встречал на платформе вокзала полковник Кобылинский. На следствии он показал: «Государь вышел из вагона и очень быстро, не глядя ни на кого, прошёл по перрону и сел в автомобиль. С ним был гофмаршал Князь Василий Иванович Долгоруков. Ко мне же на перроне подошли двое штатских, из которых один был член Государственной Думы Вершинин, и сказал мне, что их миссия окончена: Государя они передали мне. В поезде с Государем ехало много лиц. Когда Государь вышел из вагона, эти лица посыпались на перрон и стали очень быстро разбегаться в разные стороны, озираясь о сторонам, видимо проникнутые чувством страха, что их узнают. Прекрасно помню, что так удирал тогда генерал-майор Нарышкин и, кажется, командир железнодорожного батальона генерал-майор Цабель. Сцена эта была весьма некрасивая».

Когда подъехал автомобиль Государя, ворота дворца были заперты. Солдат стоявший здесь, не открывал их и ждал дежурного офицера. Тот крикнул издали: Открыть ворота бывшему Царю!» Многие наблюдали эту сцену прибытия Государя. Свидетельница Занотти показывает: «Я прекрасно помню позу офицера (дежурного). Он хотел обидеть Государя: он стоял, когда Государь шёл мимо него, имея во рту папиросу и держа руку в кармане».

На крыльцо вышли другие офицеры. Они все были в красных бантах. Ни один из них, когда проходил Государь, не отдал ему чести. Государь отдал им честь.

Начало восстановления разрушенного хозяйства
К маю 1944 г. фронт от Черного моря до Дубоссар стабилизировался по линии Днестра, а далее - по направлению на Корнешты - севернее Унген. Города Тирасполь, Григориополь, Дубоссары, приднестровские села, переправы через Днестр находились в сфере досягаемости артиллерийского огня противника, кроме того, их бомбила немецкая и румынская ави ...

Киев в 870-е гг. и взятие его Олегом
Теперь снова обратимся к Киеву. Как мы видели, в 860 г. Аскольд и Дир объединили силы с приазовскими русскими для нападения на Константинополь. Известно, что после кампании 860 г., по крайней мере, некоторая часть русских была обращена в христианство и оказалась под владычеством епископа, чей престол был, предположительно в Тмутаракани. ...

Основные направления и результаты внешней политики Петра I
При Петре серьёзные изменения произошли во внешней политике России и, особенно в практике её реализации. Как крупный государственный деятель и способный дипломат, располагающий обширными познаниями, Пётр смог верно оценить основные цели и задачи России на международной арене - укрепление её независимости и международного авторитета, при ...