С чего всё начиналось
Страница 1

Когда началась февральская смута, царская семья была разделена: Государь был в Могилёве, где находилась Ставка, Государыня с детьми - в Царском.

Из воспоминаний П. Жильяра (здесь и далее).

« После долгих колебаний император решил отправиться 8 марта 1917 года в Могилёв. Его беспокоило нарастающее напряжение в столице, и он предвидел осложнения, но всё-таки считал своим долгом ехать в ставку. Отъезд волновал особенно императрицу, так как к опасениям, вызванным политическим положением, прибавилось беспокойство за Алексея Николаевича. Наследник лежал в кровати уже несколько дней, захворав корью, и разные осложнения ухудшали состояние его здоровья. Несчастья увеличивались тем, что заболели также три великие княжны, и Мария Николаевна одна могла быть поддержкой матери. При таких условиях император оставил Царское Село».

Сопоставляя показания свидетелей: генерала Дубенского и генерала Лукомского занимавших тогда должности при Императоре, а также опубликованные после документы и воспоминания, можно констатировать следующие факты.

8 марта Государь отбыл из Царского в Ставку, куда прибыл днём 9 марта.

10 марта там впервые была получена телеграмма военного министра Беляева, извещавшая, что на заводах в Петрограде объявлена забастовка и что среди рабочих, на почве недостатка в продуктах, начинаются беспорядки.

В тот же день министр вторично телеграфировал, что рабочее движение вышло на улицу и разрастается.

Обе телеграммы он сопровождал указаниями, что опасности нет, что беспорядки будут прекращены.

«10 марта мы узнали, что в Петрограде вспыхнули волнения и что между полицией и манифестантами произошли кровопролитные столкновения. Дело в том, что в течении последнего времени всё более чувствовался острый недостаток продовольствия. Это вызвало взрыв недовольства в рабочих кварталах. Произошли демонстрации, и толпы народа двинулись к центру города, требуя хлеба.

Я понял, что государыня была чрезвычайно озабочена, так как против обыкновения она заговорила со мной о политических событиях».

11 марта тот же Беляев и главный начальник Петроградского военного округа генерал Хабалов доносил телеграфно, что в некоторых войсковых частях были отказы употреблять оружие против рабочих, к которым присоединяется чернь.

Беляев продолжал успокаивать, что приняты все меры к прекращению беспорядков. Хабалов же просил о присылке подкреплений, указывая на ненадёжность петроградского гарнизона.

11 марта была получена впервые телеграмма председателя Государственной Думы Родзянко. Он сообщал, что солдаты арестовывают офицеров и переходят на сторону рабочих и черни, что необходима присылка в Петроград надёжных частей.

Николай Александрович разумно полагал, что беспорядками в столице должна заниматься городская полиция, а не император. Он приказал немедленно прекратить бесчинства. Однако масштабов их не представлял, так как получал доклады, в которых нарочно преуменьшалось значение происходящего. Но предчувствие, тревога, волнение – всё это в сочетании с естественной усталостью вызывало болезненную реакцию. Николай писал супруге из Ставки: «Сегодня утром во время службы я почувствовал мучительную боль в середине груди, продолжавшуюся четверть часа. Я едва выстоял, и лоб мой покрылся каплями пота. Я не понимаю, что это было, потому что сердцебиения у меня не было. Но потом оно появилось и прошло сразу, когда я встал на колени перед образом Пречистой Девы».

«11 марта положение сделалось сразу критическим, и самые тревожные вести стали приходить к нам одна за другой. Беспорядки охватили весь город, и войска, которые были вызваны накануне для их прекращения, отказались действовать.

Я узнал также, что был получен указ императора о назначении перерыва в занятиях Думы, но ввиду происходящих событий Дума не разошлась и организовала исполнительный комитет для восстановления порядка в городе.

На следующий день уличные беспорядки возобновились с новою силою, и мятежникам удалось захватить арсенал. Вечером мне сказали по телефону из Петрограда, что запасные батальоны нескольких полков гвардии – Преображенского, Павловского и др. – присоединились к восставшим. Эта весть ошеломила императрицу. Уже два дня она была в большом беспокойстве, сознавая надвигающуюся опасность. Она обходила комнаты дочерей и сына, здоровье которого ещё более ухудшилось, стараясь скрыть от них свои тяжёлые переживания».

Страницы: 1 2

Религиозные взгляды
На протяжении многих десятилетий Цзян Чжунчжэн ежедневно вел дневник, а круг его чтения определялся интересом к этике Китая, его политической философии, истории и всемирной истории. Говорят, что он был человеком суеверным. И несмотря на то что, вступив в брак с Сун Мэйлин, крестился и стал христианином, не забывал о китайских божествах ...

Использование и организация хранения архивных документов
Работа по выполнению запросов правительственных учреждений и частных лиц считалась основной деятельностью архивов. Справки по запросам вышестоящих учреждений, которым подчинялись архивы, выполнялись в первую очередь. Низкий уровень учетно-справочного аппарата, хаотичное состояние большинства документов приводили к тому, что архивы часто ...

Глава 4
Китайский император в начале XV в. установил около города Нанкина, бывшего тогда столицей Поднебесной, каменную стелу с обещанием своим подданным посвятить деятельность «нравственному перевоспитанию и изменению варварских привычек» других народов. О какой характерной черте восточных цивилизаций свидетельствуют эти слова? Каким образом т ...