Новые подходы в историографии Сталинградской битвы
Страница 3

Сталинградская битва » Новые подходы в историографии Сталинградской битвы

Историки и публицисты, сетующие на «антигуманный» характер Приказа №227, избегают сопоставления действий советского командования с мерами, предпринимавшимися в армиях других воюющих стран. Соблюдение принципа историзма, помещение сталинского приказа в широкий исторический контекст немедленно выявляет беспочвенность его рассмотрения как проявления беспрецедентной жестокости, свойственной «коммунистической системе» и ее представителям, не признававшим ценности человеческой жизни и готовым поэтому громоздить по любому поводу гекатомбы трупов.

Было ли нечто «новаторское» в самой постановке вопроса – запрете частям отступать без приказа? Очевидно, в любой армии оставление солдатом своего поста, частью своей позиции без приказа вышестоящего командира рассматривается как ЧП, в условиях военного времени – как преступление. В России эта норма была закреплена в воинских уставах в период создания регулярной армии ещё Петром I.

Фарисействующие публицисты, используя факт создания штрафных частей и заградительных отрядов для осуждения «тоталитарного режима» и лично И.В. Сталина, избегают сопоставления даже с вермахтом. Что, тем не менее, не мешает им восторгаться «профессионализмом» немецкого генералитета. Известно, однако, что в период кризиса немецкой армии под Москвой Гитлер в числе других мер по стабилизации обстановки издал 16 декабря 1941 года приказ, запрещавший самовольное оставление позиций и требовавший от войск группы армий «Центр» «фанатичного сопротивления». В войсках было создано около 100 штрафных рот. Что касается заградотрядов, в вермахте их функции выполняли подразделения фельджандармерии. Генералы, допускавшие отход частей, немедленно снимались со своих постов. Командующий 2-й армией генерал Шмидт отдал приказ выявлять лиц, которые осмеливались вести пораженческие разговоры, и для наглядного примера другим немедленно их расстреливать.

Командиры вермахта в зависимости от обстановки и без указаний свыше были готовы к применению к подчиненным самых строгих мер дисциплинарного воздействия. Вот, например, рекомендации генерала Габленца командованию 384-й пехотной дивизии (осень 1942 г.): «Командирам следует быть строже… Дезертиров должен судить военный трибунал. Солдат, уснувший на боевом посту, заслуживает расстрела на месте».

Так что борьба с дезертирством и паникерством велась во всех армиях и во все исторические эпохи. Можно ли обосновать с опорой на фактические данные утверждение, что с появлением приказа «Ни шагу назад!» репрессии в Красной армии приняли беспримерный характер? Частичное представление о масштабах репрессий дает следующая статистика: так, в период с 1 октября 1942 года по 1 февраля 1943 года в частях Донского фронта были арестованы 203 «паникера и труса», из которых были расстреляны 49 человек, направлены в штрафные подразделения 139 человек. Еще 120 человек, по данным Особого отдела фронта, были расстреляны «перед строем по постановлениям особых органов». Много это или мало? Для сравнения: численность войск Донского фронта к началу Сталинградской наступательной операции составляла 307,5 тыс. чел. Что касается штрафных частей, то известно, что с сентября до конца 1942 года в штрафные роты и батальоны Красной армии были направлены 24 тыс. 993 чел. Общая же среднемесячная списочная численность личного состава действующих фронтов в четвертом квартале 1942 года составляла 6 млн 343 тыс. чел.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что существует множество, подчас противоположных точек зрения на хронологические рамки, итоги, истоки победы Сталинградской битвы. В чем сходятся практически все авторы, так это в том, что Сталинградская битва стала переломным сражением в Великой Отечественной и Второй мировой войне.

Страницы: 1 2 3 

Внешнеполитический курс Николая I
Вторая четверть XIX в. - время наивысшего внешнеполитического могущества Российской империи в Европе. Огромная территория и многочисленное население, казавшиеся неисчерпаемыми внутренние ресурсы, фактически в одиночку разгромившая Наполеона сильнейшая в Европе армия, внешняя прочность государственного и общественного строя делали Россию ...

Лагерная экономика
Несомненно, история ГУЛАГа – это разрушенные судьбы людей, потеря близких, подорванное здоровье и несбыточные надежды. Это история страны, история детей, оставшихся без родителей в детских домах. Это история несделанных открытий, изобретений, ненаписанных книг. Это история мучений и глупости. Это история о том, как сомнительная мечта о ...

Нововавилонское царство
После господства касситов Вавилония вступила в длительную полосу упадка. Вторжения Элама и Ассирии, нашествие арамеев на рубеже II–I тысячелетия до н. э. сильно ослабили политическое могущество Вавилона, который однако еще оставался важнейшим торгово‑ремесленным центром и источником культурного влияния. Вторжение арамеев сыграло с ...