Введение

На рубеже XIX-XX вв. цинская династия столкнулась с различными формами оппозиционной борьбы. Среди них можно выделить

революционное движение Сунь Ятсена и восстание ихэтуаней.

Движение Сунь Ятсена получило выражение в деятельности китайских революционеров, поставивших перед собой задачу свержения маньчжурской династии и установления в Китае республиканской формы правления. Восстание ихэтуаней было представлено массовым народным движением против западных стран, что наиболее ярко проявилось в ходе восстания под руководством тайного общества "Ихэтуань". Участники этого выступления, принявшего форму народной антииностранной борьбы, переросшей в итоге в восстание против правящей династии, вдохновлялись патриотическими чувствами. Однако в отличие от реформаторов и революционеров, стремившихся объединить патриотизм с идеей модернизации, ихэтуани исповедовали ксенофобию, отвергая все пришедшее в Китай с Запада. Их идеалом было возвращение к устоям традиционной китайской жизни, а важнейшим лозунгом, особенно на начальном этапе восстания, - призыв к уничтожению и изгнанию иностранцев из Китая.

За истекшее 100-летие в историографии восстания ихэтуаней произошли значительные изменения. Первые полуисследовательские компилятивные работы, написанные на довольно узком круге источников, сменились серьезными монографическими трудами, источниковедческой базой явились богатые коллекции китайских документов и материалов.

В начале XX в. изучение борьбы ихэтуаней шло главным образом по линии публикации материалов. В немногочисленных исторических разработках намечались лишь первые подходы к проблеме.

Авторы касались проблемы преимущественно нескольких крупных вопросов (происхождение союза "Ихэтуань", политика правительства, характер восстания). В советских трудах проблематика значительно расширилась. Помимо более углубленного и детального исследования трех кардинальных проблем внимания историков приковывало к таким сюжетам, как движущие силы восстания, программа и лозунги ихэтуаней, военная история, периодизация движения и др.

Исследование данной темы протекало в острой идеологической борьбе советских и западных историков.

Западные авторы (прим. Де Гроот Я.Я.) делали акцент на исключительно антихристианской сущности выступления ихэтуаней, рассматриваемой как результат якобы свойственной китайцам ксенофобии, отдельные историки определяли движение как антиимпериалистическое, а некоторые нашли в нем и антидинастийные оттенки. Авторы признали самостоятельное поначалу развитие движения, однако подавляющее большинство рассматривали лояльность двора в отношении ихэтуаней как сплошной обман, тактический прием - дабы расправиться с движением руками империалистов. Западные историки осуждали выступление ихэтуаней, обеляя политику иностранных держав. Огонь критики направлен главным образом против царской России. В целом западные авторы выступали апологетами колониальной политики держав в Китае, фальсифицировали империалистическую интервенцию 1900 г.

Советская литература разоблачала и осуждала агрессию держав в Китае, иностранную интервенцию, основой для которой являлась борьба держав за расширение своих привилегий в зависимом от них Китае. Историки-марксисты (Колюжная Н.Г., Ленин В.И.) признавали негативные стороны восстания, идеологические и организационные слабости ихэтуаней, в целом, как подлинные интернационалисты, сочувственно относились к антиимпериалистической борьбе китайского народа. В марксистской историографии, у истоков которой находятся труды В.И. Ленина, разоблачалась грабительская политика всех западных держав, послужившая причиной ихэтуаньского восстания, осуждалось незаконное вторжение в Китай иностранных войск, потопивших в крови национально-освободительное движение. В советской историографии аргументирована концепция о справедливом патриотическом характере выступления народных масс Китая в конце XIX в., о стихийном зарождении антииностранной борьбы, о преобладании трудовых слоев населения в рядах ихэтуаней, о непоследовательной двойственной политике цинского правительства. Вместе с тем советские исследователи, испытывая до известной степени влияние китайской историографии, ещё недостаточно всесторонне и объективно оценивали такие центральные вопросы восстания ихэтуаней, как характер восстания (в частности, соотношение антииностранного и антифеодального направлений), характер союза "Ихэтуань", лозунги повстанцев. Некоторых проблем советские историки касались вскользь: политика местных властей, перипетии борьбы в императорском дворце, ход восстания (имеется в виду продвижение повстанческих отрядов в провинциях Шаньдунь и Чжили), обстановка в районах, находившихся под контролем ихэтуаней, характер взаимоотношений повстанцев с властями в центре и на местах.

Социальные отношения. Внутренняя политика и административное устройство
Можно предположить, что основы ахеменидского законодательства связаны с родовыми или племенными правовыми установлениями, существовавшими еще в период арийской общности. В древнем Иране, несомненно, сохранились пережитки широко распространенных у индоевропейцев представлений об испытании огнем или клятвой; существовали также и религиоз ...

Юго-Восточная область.
Здесь мы ведем речь о территории к югу от реки Угры и ее продолжения, реки Оки. На западе эта территория ограничена грубо говоря, течением Днепра вниз от Могилева; на востоке - течением Дона; на юге - Черным морем. Мы включаем также в эту территорию Азовский регион и дельту Кубани. Во время составления первой летописи, т. е. в одиннадц ...

Южная и Юго-Западная Русь
Вплоть до монголо-татарского разорения Киевский стол оставался старейшим на Руси. Сильные князья претендовали на «часть» в его пределах. Поэтому Киев был предметом споров и кровавой борьбы князей, частая смена которых стала ординарным явлением ХII—ХIII вв. Старейший стол попеременно занимали черниговские, владимиро-суздальские, смоленск ...