Загадки личности Лжедмитрия I в истории
Страница 1

История » Загадки личности Лжедмитрия I » Загадки личности Лжедмитрия I в истории

Драматические события, начавшиеся со смертью царя Федора Ивановича и завершившиеся лишь с избранием нового царя Михаила Романова на Земском соборе 1613 года, получили в русской исторической литературе меткое название «Смутного времени». Здесь теснейшим образом переплелись различные по характеру явления: кризис власти и иностранная интервенция, борьба между боярскими кланами и рост национального самосознания.

То, что происходило в стране в первые два десятилетия XVII века, навсегда врезалось в ее историческую память. «То была череда невиданного и немыслимого ранее. Никогда раньше политическая борьба за власть в государстве не становилась обыденным делом рядовых дворян и тем более социальных низов. Никогда раньше ожесточение схваток за первенствующие позиции в обществе не доходило до систематического преследования, а временами — истребления верхов низами»[29,c.126].

Никогда раньше на царский трон не посягали «беглый расстрига из заурядной дворянской фамилии», бывший холоп, бедный школьный учитель из Восточной Белоруссии. Никогда раньше наследственная самодержавная монархия не превращалась в монархию выборную, и никогда раньше в стране не существовало параллельно несколько центров во главе с мнимыми или реальными монархами, претендовавшими на общегосударственную власть. Никогда раньше не была столь реальной угроза утраты Россией государственной самостоятельности, расчленения ее территории между соседними и вовсе не ближними странами.

«Но было бы неверно именовать Смутой промежуток времени исключительно с 1598 по 1613 год. Смута, как скрытая болезнь, задолго до эпохи самозванцев подтачивала силы Русского государства»[30,c.31]. Это было время упорной и жестокой борьбы боярских партий, группировок духовенства и народа, вовлекаемого в конфликты противоборствующими сторонами, Ливонская война и эксцессы опричников разоряли население, экономический упадок крестьянских хозяйств, дополнялся стихийными бедствиями, невиданными по масштабам неурожаями, голодом и массовыми эпидемиями. «Русь после смерти Ивана Грозного, как после смерти всякого деспота, распрямилась, и вместо того, чтобы получить благословенное царствование, медленно втягивалась в водоворот безвластия»[1,c.97].

В то же время Смута — это время величайшего героизма, самопожертвования, необоримой силы народного духа. Тысячи русских людей, принадлежавших к разным сословиям, спасли страну от грозившей катастрофы, отстояли ее независимость и восстановили государственность.

И в то же время Смута – это время, когда на царский престол могла взойти личность Лжедмитрия I, о которой до настоящего времени среди историков не утихают споры. Кем же он был?

Среди историков взаимно существуют несколько версий о человеке, одиннадцать месяцев занимавшем в XVII веке первое место в России. В его лице пытались видеть:

- поляка или литовца по происхождению, чуть ли не внебрачного сына польского короля Стефана Баторина, специально подготовленного иезуитами;

- неизвестного русского, найденного для этой роли боярами, чтобы свергнуть Бориса Годунова;

- истинного представителя великокняжеской династии Рюриковичей, спасенного от убийц в Угличе;

- и, наконец, Григория Отрепьева, беглого дьякона московского Чудова Монастыря, выдававшего себя за сына Ивана IV – Дмитрия.

До настоящего времени неизвестно, кто он был на самом деле, хотя о его личности делалось много разысканий и высказано много догадок. Московское правительство объявило его галицким боярским сыном Гришкой Отрепьевым только в январе 1605 года. Раньше в Москве, вероятно, не знали, кем счесть и как назвать самозванца. Достоверность этого официального показания принимали на веру все старые наши историки, принимал и С. М. Соловьев, который держался, однако, того убеждения, « что обман самозванца с его стороны был неумышленный и что Отрепьев сам верил в свое царственное происхождение»[31, T,.c.134].

В 1864 году явилось прекрасное исследование Костомарова Н.И. относительно личности первого самозванца. В этом труде он доказывает:

- во-первых, что Лжедмитрий и Отрепьев два разных лица;

- во-вторых, «…вопрос о том, кто был этот загадочный человек, много занимал умы и до сих пор остался неразрешенным. Его поведение было таково, что скорее всего его можно было признать за истинного Димитрия; но против этого существуют важные доводы…» - пишет Костомаров Н.И. в своей научной работе «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей»[24,c.312];

- в-третьих, самозванец был делом боярских рук. Виднейшим деятелем этой интриги Костомаров считает Богдана Бельского.

В том же 1864 году появилась статья Бицына («День», 1864, № 51 и 52, и «Русский Архив» 1886 г.: «Правда о Лжедмитрии»). Бицын (псевдоним Павлова) старается доказать, что в Москве к самозванству готовили именно Григория Отрепьева, но что царствовал будто бы не он: в Польше Отрепьева заменили каким-то другим неизвестным лицом, подставленным иезуитами.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Вторая волна эмиграции
В 90-ые годы развал Советского Союза и последующее за ним нестабильное экономическое положение бывших социалистических стран вызвал массовую эмиграцию населения за рубеж. Тысячи наших соотечественников "оккупировали" иностранные консульства и посольства. Начинался второй "отлив эмигрантов" 20 века . ...

Северо-Восточная Русь
С середины ХII в. в Северо-Восточную Русь с юга хлынул поток переселенцев, искавших безопасности, свободных земель и экономической самостоятельности. Здесь не было половцев, княжеских усобий и боярских вотчин. Память об этом движении сохранили имена городов и географические названия: Переяславль Залесский и Переяславль Рязанский (Рязань ...

Компенсации за преступления против свободного человека
По этим вопросам Хеттские законы (например, в отличие от законов Хаммурапи) более прогрессивен. Это доказывает тот факт, что принцип талиона здесь не действует, а заменяется компенсацией. А искалечение как наказание применяется только к рабам. Чаще всего им отрезали нос и уши за особо тяжкие преступления. Если кто-нибудь сломает руку и ...